ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И СОСТАВЛЯЮЩИЕ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ

При более внимательном рассмотрении внешней торговли фазу бросается в глаза преобладание в ее мировом обороте западных индустриальных государств с более высокими доходами. Торговля между этими странами в период с 1950 по 1970 г. и составляла, собственно говоря, весь мировой оборот. С 1975 г. доля развивающихся государств несколько увеличилась за счет сугубо экспортной «ориентации» некоторых из них. Но и в этих условиях состояние мировой торговли оставалось полностью зависимым от индустриальных держав. Около 75% произведенной продукции направлялось именно сюда и лишь остальные 25% — в развивающиеся государства. Экономика стран с централизованной плановой системой в очень небольшой степени была вовлечена в мировой торговый оборот. Этот показатель не меняется, даже если мы будем учитывать показатели оборота в отношениях внутри самого Восточного блока.
В этом «эскизе» достойны упоминания некоторые подвижки географического порядка. К концу второй мировой войны роль США и Канады в мировой торговле была исключительно велика. Так, в 1950 г. они осуществляли более 1/3 всего экспорта промышленной продукции. Во время войны воюющие и оккупированные страны Западной Европы и Япония уступили свои рынки в пользу североамериканских государств. По мере же восстановления экономик победивших, а затем и побежденных стран позиции США и Канады начали постепенно ухудшаться. В 60-е годы торговля между странами «Общего рынка» бурно развивалась, а экспортный потенциал Японии увеличивался удивительными темпами. Доля этих регионов в мировом торговом обороте существенно повысилась. Рос товарооборот и в рамках Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), несмотря на снижение экспортных показателей Великобритании. После кризиса 1974-1976 гг. относительная доля большинства европейских государств уменьшилась. Японию эта тенденция не затронула. Одновременно и США начали отвоевывать утраченные позиции. Наиболее интересным феноменом этого периода, безусловно, является бурный рост новых индустриальных государств. Применительно к региону Дальнего Востока речь идет прежде всего о Южной Корее, Тайване, Гонконге, Сингапуре и в меньшей степени о Малайзии. В Латинской Америке в этой роли выступали Бразилия и Мексика, в Южной Европе — Испания, Португалия и Греция.
Бурный рост экспорта Японии и новых индустриальных государств частично объясняется изменением структуры американского импорта. Эти государства вместе с Японией все больше и больше замещали на рынке этой страны продукцию стран «Общего рынка»44. Япония, кроме того, предпринимала попытки закрепиться и на европейском рынке, на который не смогли проникнуть новые индустриальные государства. Наконец, и сами европейские государства вместе с США пере­ориентировали свой экспорт на рынки богатых нефтяных стран. Однако большую динамичность здесь проявляла Япония. Энергетический кризис 70-х годов нарушил процесс интеграции торгового оборота между США и странами ЕЭС: с одной и с другой стороны Атлантики импорт промышленной продукции был сокращен. Структура мировой торговли также изменилась: доля сырья и ресурсов (сельскохозяйственной продукции, энергоносителей и минерального сырья) сократилась, тогда как экспорт фабрично-заводской продукции увеличился. В 1955 г. это соотношение было равным, а в 1970 г. промышленная продукция составляла около 2/3 мировой торговли. Нефтяной шок в ноябре 1973 г. стал поворотным моментом: доля сырья начала увеличиваться по отношению к промышленной продукции. Снижение доли промышленной продукции в мировом торговом обороте было в определенной степени смягчено поведением богатых стран — экспортеров нефти, которые выгодно использовали свои доходы прежде всего для того, чтобы закупать эту продукцию. В 80-х годах эта тенденция продолжалась под влиянием нового снижения цен на сырье. Общее развитие экспорта промышленной продукции скрывает некоторые существенные различия между различными подгруппами. Рассмотренная в долгосрочной перспективе структура промышленного экспорта эволюционировала параллельно с процессом индустриализации. С 1899 по 1959 г. доля текстиля и одежды снизилась с 40 до 11%. В то же время экспорт машин и транспортных средств увеличился с 12 до 40%49. В течение 60-х годов текстиль и одежда еще продолжали уступать позиции, но в то же время сокращение коснулось уже железа и стали, других металлов, а также изделий из них. В этот период несколько возрос экспорт химической продукции, который оставался относительно стабильным с 1899 г. Но цифры на самом деле скрывают реальное увеличение доли этой отрасли промышленности из-за снижения себестоимости продукции, происшедшей в результате воздействия фактора технологического прогресса, гораздо более влиятельного, чем где бы то ни было. В 70-х годах доля химической продукции в мировой торговле еще более увеличилась. Удельный вес других базовых отраслей тоже увеличился, но за это десятилетие химическая продукция опередила транспортные средства. Железо, сталь, другие металлы, а также текстиль и бумажная продукция начали утрачивать свои позиции.
Сдвиги в экспорте промышленной продукции объясняются вертикальной концентрацией предприятий и образовавшимися на начальном и конечном этапах производства связями. Именно за счет этой стратегии крупным предприятиям удалось завоевать новые рынки сбыта для своих полуфабрикатов. Этому развитию также благоприятствовали уменьшение транспортных издержек, увеличению абсолютной разницы между уровнями заработной платы. Таким образом, относительная доля полуфабрикатов в мировой торговле значительно возросла в течение 50-х, 60-х и 70-х годов. После войны Бельгия, Франция и Люксембург были крупными производителями полуфабрикатов. Начиная с 70-х годов новые индустриальные страны также начали производство этой продукции.
В послевоенные десятилетия усилилась конкуренция на мировом рынке готовой продукции. Она была связана не только с уровнем цен, но и с качеством, стилем, презентацией и послепродажным обслуживанием произведенных товаров. В области основных предметов потребления дифференциация могла принимать внушительные масштабы. Поэтому необходимо было расширять производство товаров массового потребления, чтобы сокращать издержки производства и снижать продажную стоимость. Во многих странах внутренний рынок был слишком строг к продукции массового производства. Тогда производители стремились экспортировать растущие излишки высокодиверсифицированной и специализированной продукции.
Чтобы полностью понять изменения, происшедшие в мировой торговле про­мышленной продукцией в различных подгруппах, анализ этого явления не должен ограничиваться только западными государствами. Развивающиеся страны также сыграли важную роль. Отставание некоторых товарных групп было результатом замены некоторыми развивающимися странами импорта национальным производством по мере индустриализации их экономики. Именно действием этих факторов частично объясняются различия между 50-ми и 60-ми годами в мировой торговле текстилем, одеждой, металлами и продукцией из них. Вскоре развивающиеся страны начинают собственный экспорт этих товаров. Вначале вывозилась малообработанная продукция, но затем в экспорт оказалась вовлечена готовая продукция. Таковы были причины увеличения доли развивающихся стран в мировой торговле одеждой, машинами и транспортными средствами в 60-х годах. В 70-х годах все большую значимость приобретал сектор металлообработки. Замена импорта собственным производством уступала место экспорту широкой гаммы продукции. Отрасли, ставшие традиционными в индустриальных государствах Запада, испытали бурное развитие в развивающихся странах. Вследствие этого доля сырьевых ресурсов (за исключением нефти) в экспортном обороте стран «третьего мира» сократилась, тогда как промышленной продукции — увеличилась.
Однако лишь некоторые из развивающихся стран заявили о себе как экспортеры промышленной продукции. Речь идет об уже упомянутых выше государствах Азии, Латинской Америки и Южной Европы. В 1974 г. шесть из них обеспечивали около 70% всего экспорта одежды, обуви, электрической и электронной техники, металлов и транспортных средств из развивающихся стран. Их успех был во многом обязан экономической политике правительств этих государств, стремившихся стимулировать экспорт, а не замещение импорта национальным производством. Передача технологий и помощь в развитии также сыграли свою роль. Существенным был вклад и Мирового банка, а также ЮНКТАД. Стоит отметить и деятельность частного промышленного сектора, а также ТНК. Последние уходили от высоких издержек производства в собственных странах, инвестируя средства в экономику новых индустриальных стран. Таким образом, они одним разом извлекали прибыль из низкого уровня заработной платы, сокращения транспортных издержек, систем коммуникаций, а также налоговых льгот, которые им предоставляли правительства тех стран, где размещалось производство. «Третичный сектор» извлек немалые выгоды из этих географических подвижек в распре­делении прямых инвестиций. С начала 70-х годов отчетливо растущий спрос на финансовые услуги, ноу-хау в промышленности и транспорте. Именно с начала 70-х годов доля услуг в совокупной мировой торговле увеличилась.
Экономическая экспансия новых индустриальных стран «третьего мира» является превосходной иллюстрацией решающей роли торговли промышленной продукцией в процессе экономического роста и развития в 70-х годах. В действительности такой же путь проделал и Запад в послевоенный период. Невозможно понять и оценить впечатляющие темпы экономического роста индустриальных государств без учета стимулирующей роли мировой торговли.