ОБЪЯСНЕНИЕ РОСТА МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ

Наступило время проанализировать механизмы, которые стали причиной бурного послевоенного развития мировой торговли.
Наиболее важным из этих механизмов является относительная доступность факторов производства. Она послужила основой для неоклассической теоремы Гекшера-Охлина (Hecksher-Ohlin), которая фактически представляет собой современную версию теории Рикардо об относительных предпочтениях: если производство некоторых благ требует избыточных в данной стране производственных факторов, оно, в первую очередь, способствует экспорту данной продукции; если же таких факторов здесь недостаточно, это указывает на импорт таких благ. Использование этой теоремы в анализе специфики развития мировой торговли после второй мировой войны позволяет объяснить некоторые из общих тенденций развития. С ростом влияния ТНК на мировую экономику количество рабочей силы, необходимой для производства некоторых промышленных товаров, все в большей мере определяло их решения о размещении своего производства. ТНК усиливали контроль за географическим распределением производства, размещенного в различных странах, находящегося в зависимости от наличия свободных средств, издержек и квалификации рабочей силы. Крупные компании были в состоянии управлять этими факторами. Их структура характеризовалась наличием отраслевого планирования, которая ие зависела от территориальных границ. Такие фирмы были способны организовать свое «собственное» разделение труда в мировом масштабе. В результате созданная этими компаниями система функционировала с большей эффективностью по сравнению с национальными системами планирования как по «кейнсианской» модели макроэкономической политики, так и в социалистическом варианте централизованного планирования.
Часто указывают на то, что наверстывающие темпы являются основным объясняющим фактором быстрого развития внешней торговли после второй мировой войны. Экономический кризис 30-х годов, а также война существенно сократили внешнеторговый оборот, в результате чего в этой области сложился огромный потенциал будущего развития. Экономическая реконструкция в послевоенной Европе также стимулировала развитие международной торговли. Безусловно, процесс восстановления вел к замещению импорта продукцией национального производства, но это не препятствовало общему развитию международного обмена. В действительности речь шла о замещении импорта товаров длительного потребления, имевших массовый спрос, что вело лишь к увеличению импорта запасных частей, а также полуфабрикатов. Реконструкция имела также и психологический эффект, так как европейские государства ожидали продолжения восстановительного процесса и, соответственно, развития экономического сотрудничества. Успех реконструкции в Европе, таким образом, стимулировал развитие интеграционных процессов. Под влиянием упомянутого психологического эффекта европейские промышленные группы стали заключать соглашения с производящими аналогичную продукцию предприятиями в других странах, в целях рационализации и специализации производства. Происходили слияния, уточнялись аспекты между­народной кооперации в рамках целых промышленных отраслей, что позволяло расширять производство и снижать цены. В Японии и других странах также происходил процесс реконструкции, но лишь в Европе он оказал столь значительное влияние на развитие международного товарообмена.
Свою роль сыграли некоторые аспекты экономической политики правительств. На первом месте идет политика достижения экономической интеграции. Этот процесс четко обозначился в 50-х и 60-х годах повсюду в мире, но с созданием ЕЭС именно Европе удалось добиться успехов в интеграционном процессе, и политический фактор играл здесь большую роль. Другой иллюстрацией этого процесса в Европе стало образование ЕАСТ, впоследствии частично поглощенной ЕЭС. Другие мероприятия правительств отражали стремление либерализовать внешнюю торговлю и систему международных платежей. Этого удалось достичь, создав МВФ и подписав ГАТТ. План Маршалла привел к созданию Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), которая превратилась впоследствии в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
Правительства также всячески способствовали развитию экспорта промышленной продукции. Товары в этом случае не облагались налогами, а сами компании могли прибегать к поддержке правительственных структур для компенсации своих потерь, получения кредитов на экспортные операции и страхования этих займов. Им предоставлялась возможность ускоренной амортизации оборудования, а также применять на внешнем рынке цену на продукцию, отличную от той, по которой эта продукция продавалась внутри страны. Правительства также создавали специальные службы, способствующие развитию промышленного экспорта. Применялась также и искусственная девальвация валюты для увеличения экспортного потенциала.
На процесс бурного экономического развития торговли после второй мировой войны повлияли и другие факторы. Технологический прогресс в транспортной отрасли и стабильность в 50-х и 60-х годах мировых цен на нефть существенно сократили издержки по отношению к промышленной продукции. В результате издержки на транспортировку составляли лишь минимальную часть от величины торгового оборота. Некоторые экономисты считают, что крупные европейские и японские фирмы смогли добиться твердых позиций на мировом рынке после войны благодаря политике демпинга и прочих приемов обращения с ценами. Так, например, частично объясняется их успех в экспорте товаров длительного потребления61.
Последний фактор связан с прогрессом в области связи и информации. Огромный потенциал развития имели наиболее крупные компании. После войны перед ними открылись новые горизонты. Никогда ранее циркуляция идей и людей не были столь интенсивными и быстрыми. По мере развития коммуникаций и информационных систем, а также моделей поведения потребителя происходила унификация западного сообщества. Это способствовало расширению инвестиций в производство для ТНК и увеличению торгового оборота.
В 50-х годах страны континентальной Европы развивались гораздо быстрее, чем Великобритания. Чтобы объяснить этот феномен, исследователь Ламфалусси (A. Lamfalussy) создал модель, отражающую процесс экономического роста и опирающуюся на теорию «доброкачественных» и «порочных» циклов. В конечном счете все объяснялось процессом более быстрого роста производительности труда на континенте. Уровень производительности труда и конкуренции здесь способ ствовал быстрому росту экспорта, который, в свою очередь, приводил к увеличению доли накопления и инвестиций в ВНП. Это развитие предопределяло новое увеличение производительности и объемов производства. Таким образом, ослабевал риск инфляционного напряжения и усиливалось конкурентное преимущество, в результате чего «доброкачественный» цикл продолжал развитие. В диаметрально противоположном направлении развивалась ситуация в Великобритании: средний уровень производительности труда и слабое развитие конкуренции порождали здесь обращение «порочного» цикла.
Для другого исследователя — Линдера (Linder) развитие международного спроса как такового не было главным основанием для бурного роста экспорта после войны. Согласно его теории, происхождение и развитие мирового спроса определялось прежде всего структурой внутреннего производства65. Спрос на промышленную продукцию зависел в большей степени от уровня и структуры доходов хозяйств в различных регионах каждой конкретной страны. Безусловно, важную роль играли и такие социологические факторы, как культура, религия и прочее, а также независимые причины (например, климат). Однако главным оставался уровень дохода. Эти детерминанты внутреннего спроса формировали, таким образом, структуру промышленного производства. Руководители предприятий старались, насколько это было возможно, оптимизировать производство благ, чтобы удовлетворить запросы внутреннего рынка. Страны, располагающие сопоставимой структурой доходов, имели лучшие возможности для экспорта. Насколько близким было сходство в структуре доходов и спроса между различными странами, насколько интенсивными сгановились товарообменные потоки, настолько быстрым и предсказуемым становился рост торгового оборота.
Структуралистские концепции Майзельса (A. Maizels) были тесно связаны с гипотезой Линдера. В исследовании, опубликованном в 1963 г., он сформулировал на основе эмпирических исследований положение о том, что в процессе индустриализации из-за роста доходов происходят фундаментальные изменения в структуре потребления. С начала XX в. расходы домашних хозяйств на продовольствие и одежду в промышленных государствах Запада изменялись очень мало, в то время как спрос на потребительские товары длительного потребления, оборудование, а также химическую продукцию резко вырос. С другой стороны, страны, достигавшие той же стадии экономического развития, начинали процесс взаимного обмена по этим же группам товаров. Под влиянием профсоюзов эти государства, как правило, использовали результаты роста производительности для повышения заработной платы, а не на снижение цен. Именно поэтому стоимость произведенной на Западе продукции после второй мировой войны не снижалась в таких же пропорциях, как это имело место в XIX в. или в межвоенный период.
Мазельс, таким образом, утверждал, что после второй мировой войны изменилась структура мировой торювли: промышленная продукция опередила сырьевую, которая некогда составляла самую значительную часть (как в ценах, так и в объемах) мирового торгового оборота. Эта эволюция не объяснялась исключительно развитием торговли между индустриальными державами. Развивающиеся страны посредством импорта потребительских товаров и оборудования так же внесли свой вклад в общий процесс. Технологический прогресс, достигнутый в первичном секторе, оказал очевидное влияние па структурные перемены. Так, после второй мировой войны была проведена широкомасштабная механизация добывающей промышленности. Издержки на транспортировку сырья резко снизились. Новые технологии также позволили более расчетливо использовать сырьевые ресурсы; значительный прогресс был достигнут в области производства синтетических видов сырья. Наконец, вторая аграрная революция привела к снижению цен на сельскохозяйственную продукцию и усилила автаркические тенденции аграрного секто pa. Между тем развивающиеся страны увеличили предложение сырья, тогда как индустриальные государства поддерживали свое собственное сельскохозяйственное производство посредством протекционистских мер. Таковы некоторые из факторов, способствовавших сокращению объемов и стоимости сырья в мировой торговле.
Мазельс был убежден в перманентном характере структурных изменений, проявившихся в 50-х и 60-х годах. Чем более высоким был уровень индустриализации, тем большей дополнительная часть дохода, направлявшаяся на удовлетворение не самых главных потребностей. Следовательно, более быстрыми темпами рос международный спрос на товары длительного потребления и оборудование.
Однако в 70-х годах процесс структурных перемен проходил не линейно, каким его видел Мазельс. Прежде всего постепенно иссякли «наверстывающие» темпы экономического развития. Наконец, процесс индустриализации, географически рас­ширявшийся и углублявшийся после войны, испытал в течение некоторого времени серьезные проблемы с обеспечением сырьем. Все это неизбежно приводило к росту цен. «Демографический взрыв» в странах «третьего мира» также способствовал повышению цен на продовольствие. Наконец, внешний спрос в промышленном секторе основывался на неопределенной гамме продукции, обладавшей собственным жизненным циклом, в котором по воле развития мировой торговли на смену процессу бурного роста приходил спад. Таким образом, стало ясным, что для знания природы структурных изменений очень важно внимательно проверить теорию «жизненного цикла» продукта.
Отправной точкой этой теории является гипотеза Линдера, согласно которой новая продукция возникает там, где спрос на нее наиболее высокий. После второй мировой войны это чаще всего происходило в США, иногда в Европе или даже в Японии. В начальной стадии освоение производства новой продукции характеризуется использованием квалифицированной рабочей силы и применением технологий с высоким коэффициентом использования ручного труда. Патенты обеспечивают монопольные права производителю, и спрос не реагирует на изменение цены. На этой стадии близость рынков сбыта играет решающую роль; продукция должна адаптироваться к спросу. Постепенно, однако, производство товара достигает той стадии, когда становится возможным экспортировать его в страны с аналогичной структурой спроса. Теперь наступает стадия роста. Внутренний и внешний спрос растет. Становится возможным рационализировать и стандартизировать производственный процесс с соответствующим снижением цен. Начинается изготовление данного продукта по купленной лицензии, или последний просто имитируется. Вследствие этого производство в других странах постепенно заменяет импорт. Авторы инноваций часто пытаются сохранить свои рынки за счет прямых инвестиций за рубеж. Но быстрое развитие производства в других странах чаще всего не позволяет этого сделать. Экспорт направляется в страны с невысоким уровнем промышленной инфраструктуры (если она вообще существует). Начинается, таким образом, стадия «зрелости». Производство полностью стандартизовано, и отныне главным фактором при выборе места производства становится уровень издержек на заработную плату. В 50-х и 60-х годах США чаще всего выступали в роли страны-инноватора, а некоторые страны Европы вместе с Японией — в роли последователей. В этой ситуации американский экспорт утрачивал свои позиции не только в странах-последователях, но уступал место европейским и японским фирмам в других регионах. Четвертая фаза развития характеризуется состоянием насыщения рынка. Технология передается в новые индустриальные государства Центральной и Южной Америки и Азии. США уже являются производят ее в оптимальных условиях. В то же время основными производителями на этой стадии становятся новые индустриальные государства, которые в полной мере используют фактор дешевой рабочей силы. Экспорт из этих стран достигает апогея, но он уже оказывается под угрозой новых продуктов, появившихся в индустриальных государствах Запада. Так начинается новый цикл, основанный на новой гамме инноваций. Чаще всего он начинается уже на предыдущей стадии, так что происходит наложение их друг на друга.
Теория «жизненного цикла» вносит существенный вклад в объяснение сложной динамики развития мировой торговли после второй мировой войны. Эмпирические исследования подтверждают эту теорию и ее применение по отношению к быстро развивавшимся после войны секторам промышленности США.
Однако в рамках теории «жизненного цикла» достаточно трудно объяснить замедление развития внешней торговли в 70-х годах. Ни один из элементов этой теории не способен дать объяснение сокращению торгового оборота целой группы отраслей и товаров. В этом случае гораздо более предпочтительной выглядит концепция структурных изменений. Многие объясняют «структурный разрыв» в конфигурации мировой торговли возвращением к некоторым формам протекционизма. Для О. Хайероними (О. Hieronymi) мировая торговля представляет из себя маятник между экономическим либерализмом и национализмом. Так, несостоятельность последнего в межвоенный период позволила предположить, что, реабилитируя либерализм, можно найти «ключик» к восстановлению мировой экономики. После войны именно такая система и была создана. Но в то же время главной целью правительств западных стран было создание экономики «полной занятости». Таким образом, национальные интересы вступили в противоречие с международными. Когда же разразился экономический кризис, экономический национализм взял верх.
После войны государства не уступили право политических решений международным институтам. Ничто не говорит и о том, что это может быть сделано в будущем. Наоборот, дух экономического национализма оказывает все более сильное влияние на принятие политических решений. Наиболее очевидное проявление этой тенденции — национализм в денежной политике. Оставляя «плавающей» валюту, страны надеются изолировать свою экономику от остального мира, сохранив преимущества в торговле. Такую цель преследуют попытки проведения неопротекционистской политики.
Возрождение протекционистских тенденций в 70-х и 80-х годах — это сигнал, который не обманывает. Достаточно очевидно, что этот процесс берет начало в растущем конфликте между национальными и интернациональными интересами в области экономической политики. Однако есть и более глубокие причины такого феномена. Они кроются в тех переменах, которые произошли в структуре промышленности после второй мировой войны. Эти изменения тесно связаны с общей картиной трансформаций мировой экономики, представленной в предыдущих главах. Тем не менее мировая торговля играла решающую роль в этом процессе: она придавала ему размах и характер, который лишь она была в состоянии дать.