ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Ближе к концу войны в Европе уже были предприняты первые попытки создания таможенных союзов и осуществления идеи европейской экономической интеграции. Эти попытки сыграли в дальнейшем решающую роль в последующей унификации. В 1944 г. правительства в изгнании Бельгии, Голландии и Люксембурга, еще будучи в Лондоне, приняли решение о создании с 1 января 1948 г. таможенного союза, известного впоследствии под названием «Бенилюкс». Тогда же стороны выразили намерение преобразовать в дальнейшем этот союз в экономический по образцу того, который уже существовал между Бельгией и Люксембургом (Бельгийско-Люксембургский Экономический союз, БЛЭС (Union Economique Belgo-Luxembourgeoise, UEBL) с 1921 г. Ограничения на импорт промышленной продукции в рамках Бенилюкса были отменены в 1949-1950 гг., а к середине 50-х годов рабочая сила и капиталы могли обращаться здесь свободно. «Сельскохозяйственный протокол», устанавливающий уровень минимальных цен при экспорте сельхозпродукции из Голландии в Бельгию, перестал действовать в 1962 г. Между тем в 1960 г. был подписан договор в целях создания экономического союза. Он зафиксировал принципы многосторонней консультации и единогласного голосования, которые поддерживали процесс принятия соответствующих решений. Однако концепция наднациональной власти здесь упомянута не была, что значительно ослабило динамику интеграционного процесса.
Таможенный союз как таковой оказался успешным. Многосторонние обмены стремительно развивались, заметно опережая развитие торговли с третьими странами. До 1960 г. экспорт из стран-членов БЛЭС в Голландию рос быстрее, чем в обратном направлении, несмотря на то, что уровень заработной платы в Голландии был намного ниже. Помимо этого, таможенный союз облегчил проведение структурных реформ в промышленности Бенилюкса. Давление конкуренции, сопровождаясь расширением рынка, стимулировало рационализацию, специализацию и обновление промышленности в странах с наиболее высоким уровнем зарплаты. Этот феномен породил в рамках Бенилюкса качественно новый вид международного разделения труда: не столько между различными отраслями, но и внутри них. Опыт Бенилюкса имел последователей, которые так же склонялись к идее экономической интеграции. В марте 1948 г. Франция и Италия образовали таможенный союз, известный как Франситал, вступление которого в силу было намечено на 1955 г.
Еще более важным событием стало создание Европейского общества угля и стали (ЕОУС), решающего этапа на пути к интеграции. Этому способствовало решение США и Великобритании о реконструкции западногерманской экономики. Франция и Бенилюкс со скептицизмом смотрели на эту инициативу18 и требовали, чтобы тяжелая промышленность Германии была поставлена под международный контроль, а обеспечение углем этих стран из бассейна Рура было гарантировано. На конференции в Лондоне в марте 1948 г. они добились своего: Рур был поставлен под контроль международной администрации. В ее состав входили представите чи США, Великобритании, Франции, ФРГ и стран Бенилюкса. Такое развитие ситуации ущемило Германию, которая почувствовала себя под опекой как раз в тот момент, когда восстановление ее экономики и политического суверенитета, казалось, были обеспечены. Французский политический деятель Роберт Шуман понимал, что данное решение означает решительный поворот в послевоенном развитии Европы. Стремясь сгладить непрятные последствия, которые оно вызвало, особено во Франции и Германии, он стемился установить равные партнерские отношения между странами в рамках международной кооперации. Понимая, что этого можно добиться лишь в рамках общего европейского рынка угля и стали, 9 мая 1950 г. он предложил создать его14.
Главная идея Шумана исходила из политических интересов. По ее смыслу, сотрудничество смогло бы нормализовать франко-германские отношения и полностью интегрировать ФРГ как суверенное государство в западноевропейское сообщество. Острая проблема Саара также могла быть легко решена. Установление наднациональной администрации, помимо всего прочего, представляло интересный опыт для перспективы будущей политической организации Европы.
Одновременно с этим Шуман не сбрасывал со счетов и экономические преимущества соглашения. В частности, многие предложения Шумана были использованы в плане Моннэ, который предусматривал проведение реконструкции французской экономики благодаря развитию современной тяжелой промышленности. Последний предполагал наличие свободного доступа к запасам каменного угля в бассейне Рура, что могло быть обеспечено лишь процессом интеграции тяжелой промышленности континента, как это предлагалось Шуманом. Более того, наличие наднациональной администрации позволяло осуществлять эффективный контроль за каменноугольной и металлургической промышленностью. Таким образом, можно было избежать образования картелей олигополистического типа, что успокаивало левые круга. Облегчался также экспорт этой продукции. Экономика стран «третьего мира» развивалась, но это не могло создать новых рынков сбыта для европейских предприятий до того, как благодаря специализации и росту объемов производства они смогли бы стать конкурентоспособными по сравнению с их американскими и советскими аналогами. Что касается торговли со странами «третьего мира», Европа располагала рядом преимуществ по сравнению с США и Советским Союзом, так как была более «совместимой» с ними. Сам же «третий мир» в этих условиях также был в состоянии финансировать этот импорт из Европы благодаря собственному экспорту.
18 апреля 1951 г. Франция, ФРГ, Италия и страны Бенилюкса подписали Парижское соглашение о создании с 25 июля 1952 г. ЕОУС. Попытки со стороны Великобритании добиться членства в этой организации были отклонены. В рамках последней отменялись импортные и экспортные пошлины, всяческие количественные ограничения, субвенции и другие дискриминационные меры. Функции контроля предоставлялись наднациональной Высшей власти (la Haute Autorite), состоявшей из независимых представителей стран Сообщества. Этот орган располагал собственными ресурсами, которые образовывались от отчислений на производство каменного угля и стали в Сообществе. Его решения имели исполнительную силу для всех членов организации, а также предприятий обеих отраслей. Высшая власть должна была обеспечивать максимальный уровень производства угля и стали при минимальных издержках. Помимо этого, данная продукция должна была предоставляться в распоряжение всех членов Сообщества без ограничений и по единым, установленным Высшей властью, ценам. Последняя также обязывалась всячески стимулировать и направлять процесс модернизации и перестройки тяжелой промыш­ленности. Для этого был создан специальный Фонд перераспределения. Высшая власть также координировала свои действия с Консультативным комитетом и специальным Советом министров. Переговоры и принятие решений были подчинены процедуре общепринятых решений, включая право вето. В политическом аспекте Высшая власть отчитывалась от своей деятельности перед Ассамблеей Сообщества, члены которой являлись представителями национальных парламентов.
Особенно сильным был психологический эффект от факта учреждения ЕОУС. На практике же организация быстро столкнулось с целым рядом трудностей, что в первую очередь, связано со слишком узким полем ее деятельности. Уголь и сталь составляли лишь часть производства каждой страны, и было слишком сложно изолировать ее от остальной экономики. В 1954 г. создается рабочая группа для изучения возможности увязывания общего рынка для указанной продукции с другими базовыми отраслями экономики. К тому же уголь составлял лишь часть общих потребностей Западной Европы в энергоресурсах, и с 1950 г. внимание начинает переключаться на другие многообещающие источники.
Замена угля другими источниками энергии очень быстро поставила перед Сооб­ществом основную структурную проблему. Высшая власть не уклонилась от вызова. По ее заданию был подготовлен и в 1953 г. представлен доклад, выполненный под руководством голландского экономиста Яна Тинбергена. В нем содержался прогноз на 10 лет относительно спроса на уголь на основе достигнутого роста всего промышленного производства20. Согласно ее выводам, годовой объем добычи угля должен был значительно увеличиваться. В докладе Тинбергена принималась во внимание вероятность замены угля ядерной энергетикой, газом и нефтью. Однако внимание, уделенное развитию ядерной энергетики, было незначительным из-за слишком высоких издержек производства. В документе также предвиделся постоянный рост цен за перевозку продуктов россыпью: словом, замена в будущем угля газом или нефтью не казалась столь очевидной. Результатом выводов доклада стала активная политика Высшей власти по увеличению добычи угля в следующем десятилетии.
Однако ход последующих событий в 50-60-х годах опроверг выводы доклада. Огромные запасы нефти и газа были найдены на Среднем Востоке, в Северной Африке и других регионах. Добыча этих ископаемых резко увеличилась, а цены упали. Кроме того, последствия суэцкого кризиса привели к созданию супертанкеров, которые обеспечивали низкие издержки доставки из региона Персидского залива в Европу вокруг мыса Доброй Надежды. Процесс замены угля нефтью и газом ускорился. Так. доля угля в общем обеспечении энергоресурсами ЕОУС упала с 74% в 1950 г. до 31,3% в 1967 г. Доля нефти за тот же период выросла с 10 до 51,5%21. Структурная политика ЕОУС оказалась полностью искажена. Вместо увеличения производства пришлось беспокоиться о борьбе с перепроизводством, закрывая некоторые шахты и перепрофилируя целые регионы. Переход к оборонительной стратегии нанес значительный ущебр развитию ЕОУС. Из-за постоянных проблем, связанных с угольной промышленностью, экономическая мощь этой организации также оказалась ослабленной.
В психологическом аспекте, однако, нельзя не признать успешной деятельность ЕОУС. Центр европейской тяжелой промышленности, сконцентрированный в Рурском бассейне, Саарской области, Лимбурге, Валлонии, Люксембурге и Лотарингии, перестал быть постоянным источником войн и конфликтов и превратился в место, где развивался процесс сотрудничества и прогресса. Будущее этих регионов выглядело теперь намного оптимистичнее22. Институциональные инновации, которые принесла деятельность ЕОУС, также являлись положительным моментом. Процесс международного сотрудничества, порожденный деятельностью этой организации, усилил веру в объединение Европы и открыл путь для целой серии новых инициатив в области европейской интеграции.