ЗНАЧЕНИЕ ЕЭС

С точки зрения развития торговли деятельность ЕЭС была, безусловно, успешной. С 1958 по 1968 г. торговый оборот между членами Сообщества увеличился в 4 раза и продолжал расти. Более того, торговые связи между странами Сообщества были гораздо более развитыми по сравнению с торговлей с третьими странами, что иллюстрирует табл. 26.
Унификация европейского рынка, без сомнений, сыграла важную роль в развитии торговли; другими словами, она стала фактором такого развития («trade creation», или создание новых обменов). Однако необходимо учесть и тот факт, что одновременно целая серия благоприятных обстоятельств имела аналогичные последствия. Прежде всего ЕЭС состояла лишь из экономически развитых государств, что привело к специализации, процесс которой дополнялся активностью самих стран. К тому же, когда начинался европейский опыт, таможенные тарифы и другие ограничения внешней торговли достигали еще достаточно высокого уровня, чтобы процесс либерализации мог привести к ощутимым последствиям.
Преимущества унификации имели не только статичную основу, в том смысле, что улучшение производительности проистекало из лучшего разделения труда в международном масштабе. В результате действия этого обстоятельства сложились преимущества динамического характера: расширение рынков дало возможность развиваться «масштабной экономике» и процессу еще большей диверсификации предприятий. Оно стимулировало улучшение техники управления, создавало благоприятный климат для увеличения спроса, что в конечном итоге способствовало процессу новых инвестиций и новых инициатив с инновационной компонентой в области технологий, с новыми формами кооперации в промышленности и сфере услуг и вкладом в развитие европейского денежного и финансового рынков.
Не ограничиваясь рамками ЕЭС, динамические факторы порожденные этой организацией внесли свой вклад и в экономику остального мира. Бурное развитие промышленности и торговли привлекало иностранные инвестиции, прежде всего со стороны американских компаний39. Эти инвестиции стимулировали передачу технологий и техники американского управления Европе, заполняя пустоты в этой области, разделявшие два континента. Передача ноу-хау открывала новые возможности их применения в Европе и стимулировала инвестиционный процесс, а также рост внутриевронейского торгового оборота. В то же время создавался базис для догоняющих темпов развития Европы по отношению к США, что вело к улучшению геоэкономического равновесия индустриальных государств Запада.
Из этого следует, что ускорение развития экономики после второй мировой войны обязано не только интеграции европейского рынка40. Быстрое развитие экономики и внутриевропейских обменов происходило уже в 50-х годах до создания ЕЭС. Речь идет прежде всего о восстановительных темпах после длительного упадка торговли в период «великой депрессии» и второй мировой войны. С другой стороны, бурное развитие торговли в Европе было частью ее общемирового роста. Так, часть экспорта европейской промышленности в страны «третьего мира» финансировалась на американские капиталы и благодаря помощи развитию.
Однако деятельность ЕЭС имела не только положительные аспекты. В некоторых случаях интеграция сдерживала развитие обменов. Это иногда называют «отклонениями торговли» («trade deviation»). Высокий уровень общего внешнего тарифа — первая тому иллюстрация. Второй была общая аграрная политика. Эти два элемента выражают протекционистские чувства и дают место неэффективному использованию факторов производства. Протекционизм приводил к росту издержек, которые перекладывались на потребителя. Он вызывал повышение издержек на заработную плату, подрывающих производство и экспорт.
Политика в области сельскохозяйственных доходов потерпела истинное фиаско. Она привела к созданию огромных избытков, которые выразились во внушительных потерях. В то же время она не привела к желаемым результатам. Больше всего от нее выиграли крупные хозяйства, мелкие же оказались в проигрыше. Вследствие этого деятельность ЕСП внесла больше беспорядка в доходы вместо того чтобы их устранить. Аналогичными были и последствия ее деятельности за рамками Сообщества. Высокий уровень защиты европейского сельского хозяйства способствовал росту ее автаркии и тем самым подрывал интеграцию развивающихся страНуВ мировую экономику. Системы преференций, имевшиеся в различных документах Сообщества, так же стали объектом критики. Эта система поощряла развитие одних стран за счет других, подрывая тем самым принцип всеобщей солидарности, основу кооперации и развития.
В институциональном плане ЕЭС не отвечала полностью ожиданиям. Переход от таможенного союза к политическому сообществу благодаря процессам экономической интеграции, как это предполагал Римский договор, не был конкретизирован. Проявилась невозможность реальной наднациональной власти. В действительности в этой области были приняты «обратные» решения, и каждая страна в принципе сохранила право вето. Тем не менее создание главных административных служб, прежде всего в Брюсселе, которые образовались вокруг Европейской комиссии и Совета министров Сообщества, придали последнему несомненное самостоятельное выражение. Отныне в экономической жизни европейские страны не могли игнорировать точку зрения Сообщества. Что касается внешних отношений, ориентация Сообщества, также стала главным фактором; европейские страны стали выступать совместно.
ЕЭС послужила моделью для многих стран «третьего мира». Во многих регионах мира, вдохновленные примером Европы, были предприняты попытки развития кооперации и экономической интеграции. Так происходило в Центральной и Латинской Америке, в Западной, Восточной, Южной и Экваториальной частях Африки, а также на Среднем Востоке. В большинстве случаев, однако, результаты не оправдали ожиданий. В этих регионах уровень развития был невысок, структура производства недостаточно диверсифицирована, а политические режимы слишком нестабильны, чтобы обеспечить условия для кооперации и равного экономического развития.