ОТНОШЕНИЕ АМЕРИКАНСКОГО КОНГРЕССА К ЛИБЕРАЛЬНОЙ ДОКТРИНЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Хотя создание рыночной экономики отражало единую экономическую доктрину правительства США, было бы ошибкой рассматривать внешнюю торговлю этой страны после второй мировой войны лишь под этим углом зрения. На ее формирование оказывал свое влияние и конгресс, а концепция этого органа в сфере внешней торговли была гораздо менее рыночно ориентированной. Конкретно это означало, что торговая политика США состояла в том, чтобы достичь компромисса между исполнительной властью — сторонницей экономического либерализма и консервативным конгрессом, склонным к протекционизму.
Послевоенная модель экономической политики администрации вызвала немед­ленную реакцию со стороны американских промышленников и аграриев. Их группы давления добились от конгресса принятия целой серии законов в пользу протек­ционизма1. Действие Закона (Акта) о торговых соглашениях (Trade Agreements Act) 1934 г., разрешающего президенту снижать импортные таможенные пошлины, не было продлено в 1945 г. на очередной трехгодичный срок до тех пор, пока президент не пошел на некоторые уступки.
Отныне все торговые соглашения, заключенные США, содержали положение о возможности отказа от принятых обязательств (escape clause), предусматривающее увеличение импортных пошлин, если конкурентоспособность внутренних секторов экономики оказывалась под угрозой. Очередное продление сроков действия Закона о торговле в 1948 г. привело к включению в него новых ограничений. Помимо уже упомянутых оговорок, будущие торговые соглашения должны были включать в себя так называемые «пороги опасности» («peril-points clause»). Переговоры о сокращении тарифов могли теперь начинаться лишь после установления минимального порогового значения специальной комиссией по тарифам. Эта величина являлась абсолютной, а уступки в этой области рассматривались как нанесение вреда национальной экономике. В 1955 г. конгресс внес и третью ограничительную поправку в Закон о торговле: речь шла о так называемой оборонительной статье. Ссылаясь на условия «холодной войны» того периода, она запрещала снижать тарифы в тех отраслях, которые были связаны с обороной. Во время ее пересмотра в 1958 г. оборонительная статья была распространена и на другие отрасли. Теперь уже ее критерием стал фактор национальной безопасности.
Между тем протекционистские тенденции развивались и в сельском хозяйстве. С 1948 г. в конгрессе усилились упреки в адрес правительства, которое слишком осторожно относилось к параграфу 22 «Сельскохозяйственного регулирующего Акта» от 1933 г. (Agricultural Adjustment Act), разрешавшего вводить ограничения на импорт. В 1951 г. конгресс принял решение установить импортные квоты на многие виды сельскохозяйственной продукции, которые никогда ранее не подлежали ограничениям.
Протекционистские устремления конгресса не могли не столкнуться с политикой либерализации торговли, которую проводило правительство. Однако возможность для маневра последнего постоянно уменьшалась. Четвертая серия переговоров, организованных в 1956 г. в Женеве под эгидой ГАТТ, дала ничтожные результаты. Не достигла прогресса и пятая серия (Раунд Диллона) в 1960-1961 гг. На этой стадии конгресс предоставил президенту право на снижение тарифов только на 20% в четырехлетний срок (на 5% ежегодно). Помимо этого, Комиссия по тарифам применила оговорку «порога опасности» по отношению более чем к половине уступок, сделанных президентом. Это привело к провалу Диллонского раунда. Переговоры, собственно говоря, ограничились лишь четвертью от того количества продукции, которая первоначально подлежала сокращению. В конечном итоге тарифы уменьшились лишь в среднем на 7-8%2.
Ослабление американской торговой политики либерализации в 50-х годах было вызвано не только влиянием протекционистской политики конгресса. Свою долю ответственности несет и само правительство. После прихода в 1952 г. к власти республиканцев в исполнительной ветви власти также восторжествовали протек­ционистские тенденции. Более того, недовольство и определенное беспокойство вызвало рождение ЕЭС. Темпы экономического развития Европы были выше, чем у США, и этот разрыв грозил дальнейшим увеличением. Экономика стран Сообщества оказывала мощное влияние на деятельность американских предприятий. Инвестиции последних устремлялись в Европу, вызвая, таким образом, рост безработицы в самих Штатах, передачу технологий и сокращение американского промышленного превосходства. Чувство неудовлетворения со стороны США вызывала и протекционистская аграрная политика, проводимая ЕЭС, высокий таможенный тариф последнего и система предпочтений к странам Африки и Ближнего Востока. Вследствие этого американское правительство начало серьезно сомневаться в эффективности проводимой его предшественниками либеральной политики. С начала 50-х годов успехи ЕЭС перестали быть способом усиления политической гегемонии США, превратившись в реальную угрозу американскому промышленному господству. С этого момента конгресс начал получать растущую поддержку со стороны президента Эйзенхауэра и его администрации в сфере промышленности и сельского хозяйства собственной страны.