ПРИРОДА ЭКОНОМИКИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН

Сталинская модель развития, примененная в целом в Восточной Европе после второй мировой войны, опиралась на автаркию процесса индустриализации. В этом контексте внешней торговле уделялось крайне незначительное внимание. Последняя рассматривалась лишь как способ обеспечения самым необходимым (особенно это касалось сырьевых ресурсов и, от случая к случаю, оборудования). Экспорт должен был лишь уравновешивать импорт. Кроме того, этот процесс рассматривался как двусторонний: каждая из стран стремилась поддерживать торговый баланс с каждым из своих торговых партнеров, так что экспортные поступления просто покрывали платежи по импорту. В 1949 г. создается СЭВ, который, как отмечалось в официальной декларации, должен был стимулировать процесс сотрудничества и экономической интеграции социалистических стран. Странами-учредителями были Болгария, Чехословакия, Венгрия, Польша, Румыния и Советский Союз. В 1949 г. к ним присоединилась Албания, а в 1950 г. — Восточная Германия. В 50-х годах в качестве наблюдателей в организацию вступили Югославия, Монголия, Китайская Народная Республика, Северная Корея и Северный Вьетнам. Монголия стала полноправным членом в 1962 г., Югославия — ассоциированным в 1964 г., Куба — полноправным в 1972 г., так же как и Вьетнам, в 1978 г.
В первые годы оборот внешней торговли стран СЭВ оставался, как и прежде, небольшим. В действительности создание СЭВ было чисто политическим маневром, т.е. советской реакцией на план Маршалла. Стратегия автаркии оставалась неизменной. Однако ситуация постепенно менялась после смерти Сталина. Принцип международного разделения труда официально был признан полезным и рекомендован к применению в строительстве социалистического государства благосостояния. Внешняя торговля способствовала развитию сотрудничества и, соответственно, усилению политических связей20. На этот момент СЭВу выпал счастливый шанс, и он стал главным инструментом организации, специализации и координации экономической деятельности стран-членов. В 1956 г. были созданы первые отраслевые комиссии и приняты рекомендации по специализации более 600 категорий машин. В 1958 г. было решено принять за основу мировые цены для осуществления платежей между странами-членами, чтобы придать им большую гибкость. Затем была принята и единая международная система коммерческого права. В 1963 г. заключается соглашение о системе многосторонних платежей, дополненное созданием Международного банка экономического сотрудничества, который начал функционировать с 1 января 1964 г.21 Торговый оборот между странами СЭВ значительно увеличился. В 50-х годах его ежегодный прирост составлял 12%, в 60-х- 9, а с 1970 по 1978 г. — 15%. Более того, доля взаимных обменов стран СЭВ в их мировой торговле в целом была достаточно высокой, колеблясь около 60% в период между 1955 и 1980 гг. Не стоит, однако, преувеличивать значение этих показателей, так как торговый оборот СЭВа в 1977 г. составлял лишь 5% от общемирового, тогда как его вклад в мировое производство достигал около 30%22.
Таким образом, можно делать вывод о том, что потенциал торговли в странах ЕЭС не был исчерпан. Последняя все еще находилась в тисках традиционной концепции автаркии. Торговля рассматривалась как средство обеспечения наиболее существенными благами, а не как способ оптимизации экономики производства. Помимо этого, вся внешняя торговля составляла монополию государства, ответственность, за которую несли чиновники-бюрократы. Из-за этого она утратила свою гибкость и динамизм. Торговый оборот составлял часть планового механизма и опирался, как правило, на годовые двусторонние соглашения. Даже когда число долговременных соглашений начинало расти, последние всегда интегрировались на годовой основе в систему планирования, а этот процесс порождал инерцию. Проблема определения цены не была решена и после 1958 г., когда мировые цены капиталистических стран стали использоваться как основа для взаиморасчетов23. Становилось ясно, что система фиксации цен в странах Восточного блока не могла основываться на эквиваленте. Помимо этого, оставляла желать лучшего и сама процедура таких расчетов. Для сырьевых ресурсов и сельскохозяйственной продукции применялась, более или менее последовательно, шкала мировых цен, но для промышленных товаров ситуация была гораздо сложнее. Страны-экспортеры Восточного блока старались использовать в качестве «ссылки» наиболее дорогостоящую сходную западную продукцию, тогда как страны-импортеры искали более дешевую. Чаще всего приходилось прибегать к компромиссам. Наконец, созданная в 1964 г., система многосторонних платежей в переводных рублях функционировала, скорее, на бумаге, чем в действительности. Страна, располагающая излишком переводных рублей, могла на практике использовать их лишь в расчетах со своим дебитором. Таким образом, в силе оставалась система двусторонних расчетов.
Организация внешней торговли в зависимости от специализированных соглашений также не могла дать хороших результатов. В ключевых отраслях экономики (энергетике, металлургии, химии, изготовлении металлоконструкций и на транспорте) удалось достигнуть некоторого согласования между национальными системами планирования. В результате были заключены специальные соглашения, исключавшие «дублирование» инвестиций. К началу 1979 г. действовало около 100 подобных многосторонних соглашений и на порядок выше — двусторонних. Однако объем торгового оборота, достигнутый в результате этих соглашений, составлял лишь 10% от общего оборота между членами СЭВ. Более плодотворным было сотрудничество в инвестиционной политике, тем более, что проекты в данной области ограничивались, как правило, энергетической отраслью и концентрировались на территории Советского Союза. Самым интересным проектом такого рода являлось построение газопровода от Урала до западной границы ФРГ. Интеграция экономических систем социалистических стран не была еще очень развитой в 1980 г., и вопрос создания общего рынка не стоял24. Тенденции авгаркичного развития мешали ее развитию.