СТРАНЫ ВОСТОЧНОГО БЛОКА И ИХ НЕВНИМАНИЕ К РАЗВИВАЮЩИМСЯ ГОСУДАРСТВАМ

После войны торговый оборот между странами Восточного блока и «третьим миром» был незначительным42. Его доля в общемировом обороте колебалась между 1 и 2%. Ничем примечательным не отличался и состав торговых потоков. В основном это был импорт сырья из «третьего мира» (90% в 70-х годах). Соответственно, экспорт из стран Восточного блока в развивающиеся государства составляла промышленная продукция, в особенности продукция железоделательной и сталелитейной промышленности, текстильные изделия, машины и другое промышленное оборудование.
Социалистические страны всегда придерживались идеологических позиций в торговых отношениях с «третьим миром», всячески подчеркивая принцип национальной независимости. Поэтому, скажем, они отказались участвовать в программах международной помощи «третьему миру». Первоначально страны Восточного блока не желали инвестировать сюда средства, считая, что развитие промышленности в «третьем мире» должно усиливать национальный и самостоятельный характер экономик этих стран. Отсюда следовал и отрицательный подход к идее интенсивной индустриализации. В их глазах главный интерес развивающихся стран заключался в сельском хозяйстве и горной промышленности, исходя из географических и климатических условий.
Сами развивающиеся страны не были согласны с таким подходом и рассматривали международное разделение труда с динамической, а не статической точки зрения. Они отказывались экспортировать исключительно сельскохозяйственную продукцию и сырье. Страны «третьего мира» обвиняли социалистический лагерь в том, что представители последнего используют лозунги национальной независимости просто для оправдания своей собственной пассивности. От них же требовалось предоставление реальной помощи для развития экспортоспособной промышленности в «третьем мире». В число их требований входило также пожелание отмены двустороннего принципа торговли (равновесия импорта и экспорта) и замены его принципом многосторонности. Наконец, страны «третьего мира» отказывались от долгосрочных двусторонних торговых соглашений, которые блокировали цены на их экспорт сырья даже в 70-х годах, когда последние на свободном рынке постоянно росли.
Государства восточного блока обсуждали прямые инвестиции Запада в экономику стран «третьего мира», так как видели в них одну из форм капиталистической эксплуатации, однако сами, не колеблясь, создали в начале 70-х годов большое число совместных предприятий в этих регионах. Первоначально такие формы сотрудничества затрагивали лишь сферу исследований и торговли. Но постепенно эта деятельность распространилась и на производство, прежде всего в аграрной сфере, горной и лесной промышленности. В 70-х годах было создано около 200 предприятий такого рода. Особенно активной была деятельность таких стран, как Румыния, Чехословакия, Венгрия и Польша. Советский Союз несколько отставал43. Экономическое сотрудничество также принимало форму двусторонних официальных займов. На них правительства «третьего мира» могли приобретать промышленное оборудование и целые заводы у страны, предоставившей кредит. Процентные ставки по таким кредитам были невелики и колебались от 2,5 до 3% в год, в то время как сроки таких займов растягивались на 8-12 лет. Первоначально такие займы предоставлял Советский Союз, но постепенно его доля в общем потоке уменьшалась. Советы очень выборочно подходили к вопросам эконо­мического сотрудничества, огромную роль здесь играли политические факторы. Почти половина советских займов ушла в страны Среднего Востока. Другие предназначались Индии, Пакистану, Афганистану, а впоследствии — Вьетнаму. В Южной Америке главными заемщиками являлись Чили, Куба, Перу и Аргентина. Большинство проектов осуществлялось в промышленности и энергетике, некорые касались транспорта, сельского хозяйства, геологических разработок. Техническая помощь занимала важное место в экономическом сотрудничестве. С одной стороны, молодые представители «третьего мира» получали стипендии для обучения в системе высшей и технической школы в странах Восточного блока. С другой стороны, советские и иные специалисты ехали в развивающиеся страны, чтобы работать не только в промышленности, но и в области образования, здравоохранения и государственной администрации.
Однако прямые инвестиции, экономическое сотрудничество и техническая помощь составляли в целом менее 5% от общей помощи, предоставленной «третьему миру» к 1978 г. Неудивительно, что представители последнего критически относились к этому вкладу. На конференциях ЮНКТАД в Найроби в 1976 г. и в Маниле в 1980 г. они потребовали от социалистических стран, как и от западных, отдавать 1% от ВНП на интересы экономического развития. Подсчеты показывают, что в действительности помощь социалистических государств «третьему миру» составляля к 1978 г. лишь 0,13% от их ВНП, что представлялось странам, получающим ее, недостаточным9*. Критике подвергался и отказ социалистических государств от участия в работе международных организаций помощи многостороннему экономическому развитию. В тех редких случаях, когда факт такого участия имелся, речь шла исключительно о двусторонних связях. Более того, сам СЭВ не имел программы оказания помощи развивающимся государствам. Те несколько соглашений, которые СЭВ заключил с представителями «третьего мира» в 70-х годах, развивались исключительно на двусторонней основе.
В тот же период появились и новые основания для критики. Так, страны «третьего мира» хотели развивать свою промышленность согласно собственной стратегии, а не в соответствии с планами Восточного блока. Речь шла о возведении гигантских сооружений (Ассуанская плотина в Египте, металлургические комбинаты в Бокаро и Бхилае — в Индии и в Эль-Хаджаре — в Алжире), которые имели разрушительные последствия как в экономике так и в экологии. Более того, страны «третьего мира» начинали все больше рассматривать государства Восточного блока как непосредственных конкурентов. Эти две группы производили сходную гамму промышленной продукции, которую хотели экспортировать в страны Запада. Пессимистические прогнозы по поводу обеспечения энергоресурсами Советского Союза позволяли думать, что остальные государства Восточного блока будут стараться увеличить свой экспорт, чтобы обеспечить себя энергоресурсами в других государствах. Эти причины идеологического, институционального и практического порядка объясняют напряженный характер связей между «третьим миром» и странами Восточного блока. Срочно требовалось выработать новые подходы и новый экономический порядок.