РОСТ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ

Послевоенное формирование общества потребления во многом происходило под влиянием роста среднего уровня заработной платы. Пользуясь данными, мы можем сравнить номинальную и реальную величины заработной платы за период с 1953 по 1982 г. Ее рост, обозначившись уже в 50-х годах, еще более ускорился в последующем десятилетии. В 1970 г. он в 3 раза, а в некоторых случаях и в 4 раза превышал уровень 1953 г. Иногда же такой рост был медленным. Так было в Нидерландах под влиянием политики низкой заработной платы или в Италии из-за избытка рабочей силы. В результате после 1953 г. здесь вступили в силу механизмы наверстывающего процесса. Во Франции и других странах монетаристская политика была куда менее суровой, что привело к сильному инфляционному давлению. Заработная плата росла здесь одновременно с инфляционными процессами. Несколько иначе развивалась ситуация в Японии и США. Между 1953 и 1970 гг. уровень номинальной заработной платы в Японии вырос в 5 раз. В США он лишь удвоился. Безусловно, такой рост в Японии объяснялся частично воздействием уже упомянутого механизма наверстывания, так как после войны заработная плата здесь была низкой, а денежная система — слабой. До 1970 г. в США складывалось совершенно противоположное положение: денежная система была крепкой, а уровень заработной платы — высоким.
С 1970 по 1975 г. номинальная зарплата вновь сильно возросла, в основном под давлением инфляции и состояния мировой конъюнктуры. Однако затем рост заработной платы замедлился. Положение в Европе хорошо иллюстрирует пример Несмотря на то что реальная заработная плата увеличивалась не столь сильно, как номинальная, ее рост был все-таки заметен. С 1964 по 1971 г. в странах-членах ЕЭС она увеличилась в среднем более чем на 40%. Если в качестве примера рассматривать Бельгию, можно отметить, что с 1949 по 1958 г. реальная почасовая оплата увеличивалась в среднем на 3,5% ежегодно, с 1958 по 1963 гг. — на 3,9, с 1963 по 1968 гг. — на 4,7, с 1968 по 1973 гг. — на 7,1, с 1974 по 1975 гг. — на 8, а в 1976-1977 и 1978-1980 гг. — на 2%. Можно констатировать, что за три послевоенных десятилетия общий уровень благосостояния населения этого государства значительно вырос. С 1948 по 1978 г. номинальная почасовая оплата увеличилась в Бельгии в 14 раз, в то время как цены на потребительские товары едва утроились. В некоторых странах, например, в ФРГ рост зарплаты был еще более впечатляющим. В таких же государствах, как Великобритания и в особенности США, это увеличение зарплаты лишь частично компенсировало инфляцию.
Приведенные выше темпы роста в общем соотносятся с размерами средней почасовой зарплаты. Безусловно, в послевоенное время длительность рабочего дня значительно сократилась. Между 1961 и 1976 гг. она уменьшилась в среднем на 18% во всех отраслях промышленности стран-членов ЕЭС. Поэтому, если перевести почасовую оплату в недельную, ее увеличение выглядит не столь значительным. Кроме того, оплата женского труда росла в большей степени, нежели мужского. Тем не менее уровень зарплаты женщин оставался на гораздо более низком уровне, чем у мужчин. И здесь речь идет о своеобразном «наверстывании», к тому же в очень ограниченном масштабе.
Улучшение благосостояния отнюдь не объяснялось лишь влиянием повышения оплаты и заработка. Этому во многом способствовало принятие правительствами социальных программ и сокращение рабочего дня. Увеличилась выплата пенсий, компенсаций за лечение и инвалидность и пособий по безработице. В Бельгии, к примеру, суммы, потраченные на борьбу с безработицей, возросли с 1948 по 1976 г. в 12 раз. В других областях социального обеспечения прогресс еще более впечатляющий. Свой вклад внесли и специальные программы по развитию образования, культуры, туризма, спорта и транспорта. Государство обеспечивало умеренные цены на эти услуги. Однако расширение выплаты пособий и бурное развитие социальных служб имело также и негативные последствия. В конечном итоге все связанные с ними расходы ложились на плечи налогоплательщиков и вычитались из заработной платы. Поэтому для того, чтобы оценить реальный рост заработной платы, ее необходимо прежде всего привести к «чистой основе». Затем следует прибавить сюда ту выгоду, которую несли социальные программы и общественные службы.
Расширение сферы социальных услуг к тому же финансировалось за счет работодателей. В итоге получается, что рост издержек на заработную плату опережал ее увеличение в почасовом содержании. В Бельгии соответствующий индекс общих издержек почасовой заработной платы возрос со 100 пунктов в 1948 г. до 1136 — в 1976 г.; в то же время для заработной платы он составил лишь 923,5 пункта. В других странах ЕЭС разрыв был еще большим. При сравнении роста общих издержек на заработную плату с увеличением производительности труда, очевидно, что первые в пересчете на единицу произведенной продукции были значительно больше. Это уже достаточно отчетливо проявилось в 60-е годы, но приняло особенный размах в следующее десятилетие, что спровоцировало высокие темпы инфляции. Однако статистические данные свидетельствуют о том, что предприятия уже не могли полностью переложить рост издержек по заработной плате на потребителя, используя инфляционный канал. Поэтому в течение 70-х годов предприятия все больше и больше экономили на рабочей силе. Под этим углом зрения необходимо рассматривать рост безработицы и революцию в области микроэлектроники, которые характеризуют эту эпоху.