УВЕЛИЧЕНИЕ ДОЛИ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ ДОХОДЕ

Рост заработной платы после войны тут же поставил вопросы, связанные с распределением национального дохода. Надо ли рассматривать этот рост как увеличение среднего дохода рабочих и служащих по сравнению с другими категориями, получающих доходы? Другими словами, возрастал ли доход наемных работников по сравнению с аграриями, коммерсантами, а также руководителями предприятий и владельцами капитала? Привело ли это к перераспределению влияния факторов труда и капитала в общей совокупности национального дохода? Увеличилась ли доля труда за счет снижения соответствующей доли капитала? На эти вопросы не так легко ответить. Что касается независимых производителей и руководителей предприятий, то следует уменьшить долю их доходов и прибавить ее к доходам рабочих и служащих.
Саймон Кузнец (Simon Kuznets) изучил тенденции долговременной эволюции соответствующих долей труда и капитала в национальном доходе западных государств. Он, в частности, констатировал, что в XIX в. во всей совокупности исследованных стран увеличивалась, правда, не очень сильно, доля доходов с собственности3*. США были единственной страной, где это имело место до 20-х годов XX в., когда в Европе она уже уменьшалась. В период кризиса 30-х годов эта тенденция распространилась и на США. После второй мировой войны это уменьшение на Западе приняло всеобщий характер, за исключением лишь Канады. Изучение эволюции части доходов не работавших по найму лиц, получаемых ими с капитала и прибылей, позволяет сделать еще более очевидные выводы. С XIX в. они постоянно уменьшались во всех странах до послевоенного периода. Напротив, часть доходов рабочих и служащих неуклонно возрастала, увеличившись с 40% в ХГХ в. до 60-70% после второй мировой войны.
Несмотря на то что доход с капиталов претерпел одинаковые изменения в разных странах, увеличиваясь или уменьшаясь, значимость такого дохода для различных государств была неодинаковой. В Великобритании, к примеру, она была очень большой до начала первой мировой войны, составив в начале XX в. не менее 37% от национального дохода. Впоследствии уровень этих доходов снизился, оставшись, тем не менее, более высоким по сравнению с другими странами. Таким образом, в значительной степени объясняется воинственность британских профсоюзов, особенно если принять во внимание рост числа рабочих и служащих в стране, начиная с XIX в. Во Франции и Германии доля доходов с собственности была значительно меньше, чем в Великобритании. Тем не менее в XIX в. она достаточно увеличилась, чтобы вызвать мощную реакцию со стороны профсоюзов.
Увеличение доли заработной платы в национальном доходе, начавшееся в XIX в., резко ускорилось после первой и в особенности после второй мировой войн. При тщательном изучении соответствующих данных выясняется, что главной причиной этого явления стал постоянный рост заработной платы. Это происходило за счет соответствующего снижения доли доходов аграриев, коммерсантов, ремесленников и руководителей предприятий. В индустриальных странах их доля снизилась с 35-40 до 20%. Возникает вопрос: будет ли составляющая зарплаты в национальном доходе увеличиваться, если соотнести средний доход одного получавшего зарплату с национальным доходом в расчете на душу населения? По Кузнецу, при таком подходе общее повышение доли зарплаты в национальном доходе после второй мировой войны становится менее заметным. Подсчеты Германа Делика (Herman Deleeck) показывают, что удельный вес зарплаты в Бельгии увеличился с 36,9% в 1948 г. до 59,84% в 1975 г. В этот же период доля рабочих и служащих увеличилась с 53,3% до 74,43%. Таким образом, на 2/з рост составляющей оплаты труда в национальном доходе Бельгии объясняется простым увеличением численности лиц, работавших по найму, и лишь на Уз — увеличением доходов в расчете на душу населения6. Усиление инфляционных процессов в 70-х годах в Бельгии не оказало негативного влияния на средний доход рабочих и служащих, занятых в частном секторе экономики. Наоборот, он продолжает возрастать, и Бельгия в данном случае не является исключением. После второй мировой войны в большинстве европейских государств доля капитала в национальном доходе снизилась, а труда — увеличилась.