ПОСЛЕДСТВИЯ РОСТА ДОХОДОВ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ВНУТРЕННЕГО СПРОСА

Интеграция деятельности профсоюзов в общество потребления в Западной Европе происходила одновременно на двух уровнях: на макроэкономическом, где деятельность последних централизовалась, и на уровне предприятия, где ярко обозначилась тенденция к децентрализации. Обе тенденции обладали собственной динамикой и имели специфические последствия.
Растущая централизация деятельности профсоюзов на макроэкономическом уровне являлась результатом исторического развития, протекавшего в XIX в., когда профсоюзы вынуждены были в ожесточенной борьбе, находясь во враждебном окружении, отстаивать свое право на существование. Для сохранения этих достижений стороны пошли на некоторые соглашения, в которых признавалась свобода создавать такие ассоциации и законность их существования в юридическом отношении, право на проведение забастовок, возможность осуществлять политическую деятельность в условиях всеобщего избирательного права. В конечном итоге во многих странах рабочие партии пришли к власти: уже в период первой мировой войны, а также сразу после нее они активно участвовали в правительственных коалициях, по окончании же второй мировой войны им удалось кое-где сформировать однородные правительства из своих представителей. Одновременно шел процесс проникновения последних в органы административного управления и другие общественные организмы.
По мере усиления рабочих партий профессиональные союзы теряли свой динамизм. Они постепенно институциализировались как “группа давления” в структуру смешанной экономики и стали по сути инструментом интеграции рабочих в новую структуру современного индустриального общества. Профсоюзное движение уступило место “организации участия”, приняв капиталистическую природу организации западной экономической системы. “Экономика согласия” была необходима для того, чтобы достигнутый консенсус стал операционным, т.е. мог реализоваться на практике. Профсоюзы и прочие организации трудящихся вместе с правительством стали основными партнерами в деле выработки общей экономической политики, особенно это касалось занятости и заработной платы. Эта новая модель политического развития, оформившись на национальном уровне, фундаментально изменила внутреннюю структуру и организацию профсоюзного движения Западной Европы. Управление “экономикой согласия” требовало более высокого уровня административной работы, что привело к растущей централизации и профессионализации профсоюзных федераций. Была создана сложная чиновническая струк тура, ответственная за разработку требований и эффективное ведение переговоров. Выдвигая свои пожелания, профсоюзы отныне стремились учитывать экономические реалии развития национальной экономики, так как стали частью ее механизма. В рамках последнего профсоюзное движение сотрудничало в разработке умеренной политики в области заработной платы и занятости. Но в то же время подобная централизация вызвала увеличение бюрократии и привела к образованию глубокой пропасти между управляющей верхушкой профдвижения и его членами. Профсоюзные лидеры стремились сгладить остроту конфликта, принимая участие в политическом управлении посредством своих представителей в органах управления. Таким образом, по их мысли, усиливалось влияние рабочих на власть.
“Экономика согласия” легла в основу проведения в некоторых европейских государствах активной политики в области занятости после второй мировой войны. В 1957 г. Голландия стала первым и единственным государством, разработавшим и применявшим конкретную политику заработной платы. Вдохновленные этим примером, за ней последовали Австрия и Великобритания, стремившиеся разработать систему планирования заработной платы по голландскому образцу. В 60-х годах такая политика уже стала объектом для подражания многих государств. Первый успех переговоров с рабочими на национальном уровне был отмечен в скандинавских странах также в 60-х годах и вскоре по этому пути последовали и другие европейские государства. Отметим, однако, что правительства стремились поставить трудящихся под больший контроль. Для этого некоторые страны приняли в сотрудничестве с рабочими партиями и профсоюзами законодательство, в котором регламентировалось право на забастовки. Целью такого рода мероприятий было добиться интеграции рабочих в систему “смешанной экономики”. Было бы ошибкой сделать из сказанного выше вывод о том, что деятельность профсоюзов теперь ограничивалась лишь определенными сферами и что последние не могли добиться первоочередных преимуществ для своих членов. В действительности же союзы постоянно выступали за повышение заработной платы, но только в другой форме. И если такая борьба принимала “агрессивный” характер, то чаще всего это происходило не из-за централизации, а наоборот, децентрализации — второй важной характеристики послевоенного профсоюзного движения.